Українська   English
RSS

 


 
 
 
Підписка на розсилку:

 

АНТИРЕКОРД: Туристу пришлось совершить круиз 20 раз


Кубинский архитектор, проживающий в Санкт-Петербурге, Луис Владимир Вега Сеспедес невольно 21 раз подряд проплыл по маршруту круиза "Санкт-Петербург – Хельсинки – Санкт-Петербург". Причиной такого количества непрерывных поездок туриста стали проблемы с документами, из-за которых его не пускали на берег. Шенгенской визы, чтобы сойти в Хельсинки у него не было, а въезд в Россию ему запретили из-за нарушения правила 30-дневного безвизового проживания в стране. 
Сеспедес давно живет и работает в Петербурге, но не с видом на жительство, а с документами о 30-дневном безвизовом пребывании в стране. По законам РФ такой въезд считается исключительно туристическим. По правилам, через 30 дней после въезда в Россию иностранец должен либо покинуть страну, либо обратиться в УФМС за разрешением на временное проживание сроком до 3 лет.
Как отметили в УФМС: "Он бы давно бы получил вид на жительство сроком на 5 лет – тем более если он женат на гражданке России, а далее уже имел бы все основания жить спокойно и оформить российское гражданство при желании". Однако кубинец выбрал другое решение своей проблемы - на протяжении нескольких лет он исправно пересекал границу России каждые 30 дней. В итоге Сеспедес забыл это сделать в отведенный срок дважды: в октябре 2011 года и в феврале 2012, после вторичного нарушения ему был запрещен въезд в РФ.
Руководитель управления Федеральной миграционной службы по Петербургу и Ленинградской области Елена Дунаева прокомментировала ситуацию так: "Согласно российскому миграционному законодательству два таких нарушения являются причиной для запрета гражданину иностранного государства на въезд на территорию страны. Сеспедес решил оспорить этот запрет в суде. Не знаю, кто его вообще надоумил сесть на паром. Шенгенской визы у него нет, разрешения на въезд в Россию тоже нет, но это его не смутило. Зря он это сделал, надо было до конца, планомерно разобраться с запретом на въезд в Россию, а не винить потом пограничные и миграционные службы в черствости. Сейчас мы работаем с этим гражданином. Пока не могу сказать, что будем делать, поскольку ситуация крайне неоднозначная. Не надо было ему заниматься самодеятельностью".